ФЭНДОМ


Face 2

Магницкий – выдающийся педагог-математик первой половины XVIII  века, автор «Арифметики», одной из самых замечательных книг XVIII века, которую М. В. Ломоносов назвал «вратами учености». Магницкий первый познакомил наших предков с математикой в редком для своего времени объёме и показал её большое практическое значение. В этом главная заслуга Магницкого перед историей математического образования в нашей стране. Не менее важна его заслуга как первого учителя русских моряков, преодолевшего с успехом громадные затруднения, которые встретились ему при изложении на русском языке основ мореходной науки.

Биографические сведения о Л.Ф.Магницком

Сведения о жизни и деятельности Магницкого очень скудны; большая часть этих сведений до сих пор не подтверждена документально.

Магницкий родился 9 (10) июня 1669 года. По одним сведениям он родился в Москве. НА это место рождения Магницкого указывается в статье «Сочинитель первой русской арифметики Леонтий Магницкий» («Московские ведомости», 1836, №76), фамилию автора которой не удалось установить. Все сведения о Магницком автор этой статьи, по его собственным словам, изложил на основании «достоверных источников», но этих источников не указал.

По другим сведениям Магницкий родился в Осташковской патриаршей слободе Тверской губернии. Например, Н. А, Криницкий, один из биографов Магницкого, на основании архивных материалов, найденных им в 1903 году, утверждал, что Магницкий был сын крестьянина Осташковской патриаршей слободы, по прозванию Теляшина, и «приходился ближним родственником второму устроителю Ниловой пустыни – архимандриту Нектарию, происходившему из рода Теляшиных».

Родители Магницкого были русские люди, но к какому сословию они принадлежали и чем занимались – до последних дней оставалось неизвестным.

Ничего не известно также о том, учился ли Магницкий, где или у кого, или он был в полном смысле этого слова самородком и самоучкой.

Н.И.Новиков в «Опыте исторического словаря о российских писателях» (СПБ, 1772) прямо утверждает, что о месте учения Магницкого ничего не известно.

С.Смирнов в «Истории Московской славяно-греко-латинской академии» (Москва, 1855, стр.252) утверждает противоположное: Магницкий учился в Московской академии, вероятно, еще при братьях Лихудах; но при этом не указывает никаких источников, откуда заимствовал это утверждение.

Несомненно одно, что в числе учеников упомянутой академии за первые 15 лет существования (1685-1700) ни фамилия Магницкого, ни фамилия Теляшина не значится.

Трудно предполагать, чтобы Магницкий – «муж благочестивый, благонравный и признательный» - мог бы умолчать о своих учителях и о месте учения. В предисловии к своей «Арифметике» Магницкий с присущей ему откровенностью заявляет о себе просто и  прямо:

"природно русский, а не Немчин".

Или в другом месте того же предисловия читаем:

«И мною за яко ты и мать быть, Что сам себе всяк может учить».

Эти слова, так же как и слова на надгробной плите Магницкого: « Он научился наукам дивным и неудобовероятным способом», - дают основание думать, что Магницкий своим широким образованием обязан не столько школе, сколько природному дарованию, позволившему найти способы и пути к изучению древних и новых языков, математики, церковной литературы, пиитики и риторики.

Н.А.Криницкий в указанной выше статье приводит интересную выдержку, характеризующую Леонтия Филипповича в юношеские годы: «В младых летах неславный и недостаточный человек, работою своих рук кормивших себя, он прославился только тем, что сам научившись чтению и письму, был страстный охотник читать в церкви и разбирать мудреное и трудное».

Тридцати двух лет Магницкий стал учителем математики первой русской школы, в которой изучению этой науки было отведено видное место, а именно, математико-навигацкой школы, учрежденной в 1701 году. В этой школе русских юношей, «добровольно хотящих, иных же паче с принуждением», обучали арифметике, геометрии, тригонометрии с приложением к геодезии и астрономии, навигации плоской и меркаторской, математической географии, ведению вахтенного журнала («диурнала»).

Учителями математико-навигацкой школы были назначенные еще в 1698 году англичане: для «науки математической» -  Андрей Фархварсон, для «науки навигацкой» - Стефан Гвин и Ричард Грейс.

Помощники Фархватсона в 1702 году был назначен Магницкий, известный руководству математико-навигацкой школы как лучший математик Москвы того времени. Тогда же были отпущены средства на составление и печатание учебника Магницкого по математике.

Преподавание в этой школе шло в следующем порядке: ученики, обучающиеся арифметике, после экзамена у Магницкого переводились в следующий класс, класс геометрии; обучавшиеся геометрии переводились в класс тригонометрии и т.д.

Магницкий, обучавший арифметике, геометрии и тригонометрии, вначале преподавал также и навигацию. Но после ссоры с англичанами излагал ученикам только одну тригонометрию, и ученики переводились от него к иноземным учителям.

По окончании курса Фархватсон и Магницкий подавали списки «окончивших обучение и готовых к практике» сначала в оружейную палату, а потом в приказ военно-морского флота.

Об уровне преподавания математических наук в навигацкой школе дает представление тот  факт, что Петр I требовал «отписать к Москве к математическим учителям (на Сухаревой башне), дабы они сделали вычисления, сколь много солнцу затмения будет в Воронеже, и, нарисовав, к нам прислали».

Приведенные факт указывает, что учителя математико-навигационной школы были в состоянии производить сложные астрономические наблюдения и вычисления.

Преподавательские обязанности Магницкий исполнял с присущей ему добросовестностью, о чем свидетельствует следующее письмо дьяка Курбатова 1703 года, фактического руководителя математико-навигацкой школы: «По 16 июля прибрано и учатся 200 человек. Англичане учат их той науке чиновно. Имеем им помоществователем Леонтия Магницкого, который непрестанно при той школе бывает, и всегда имеет тщание не только к единому ученикам в науке радению, но и ко иным к добру поведениям, в чем те англичане, видя в школах его управление не последнее, обязали себя к нему, Леонтию, ненавидением».

В этом письме дана сравнительная оценка учителей школы и обрисованы отношения между Магницким и учителями-англичанами в начале их совместной педагогической деятельности.

Оплата труда Магницкого сравнительно с учителями-англичанами была низкой. Но за усердное отношение к преподавательским обязанностям Магницкий, по-видимому, получал иногда добавочное вознаграждение.

В 1715 году последовал указ Петра I об учреждении в Петербурге морской академии. С этого года математико-навигацкая школа несколько изменила свой характер: обучение военным наукам было перенесено во вновь открывшуюся морскую академию, а в московской школе стали учить только арифметике, геометрии и тригонометрии.

С момента открытия морской академии Магницкий стал старшим учителем математико-навигацкой  школы и заведующим его учебной частью. Ему, между прочим, был поручен, начиная с 1714 года, набор учителей для учрежденных тогда по всей России цифирных школ. Набирать таких учителей предписывалось «не из знатных пород», и Магницкий в 1716 году доносил, что он выбрал из своей школы только 6 человек и что «больше из таких незнатных пород достойных не явилось».

С 1832 года Магнцкий заведовал распорядительной и хозяйственной частью математико-навигацкой школы. Интересны в связи с этим следующие факты, которые сообщены в статье «Сочинитель первой русской арифметики Леонтий Магницкий».

«Из дел Сухаревского архива видно, что Магницкий, управляя Московской академической конторой при Анне Ивановне, подавал в Коллегию отчеты, которые заставляли его переделывать, и получал в год жалованья 260 рублей. Это обстоятельство и слова в надгробной надписи, что он был «обид от неприятеля терпеливейший», дают основание предполагать, что и он терпел оскорбления в ту годину, когда жестокая рука Бирона тяготела над русскими».

Сохранилось еще одно свидетельство о роли и значении Магницкого для математико-навигацкой школы. В этой школе при Магницком учился Василий Яковлевич Чичагов (1726-1809), впоследствии известный боевой адмирал, одержавший блестящую морскую победу над шведами в 1789 году. Вот  что рассказывал он об ученье в математико-навигацкой школе своему сыну П. В. Чичагову, со слов которого мы и передаем этот рассказ: «Один из учителей, Магницкий, слыл за великого математика… Он даже издал печатанное славянским шрифтом сочинение в лист, бывшее у меня в руках, в котором заключалась арифметика, геометрия, тригонометрия и начатки алгебры. Впоследствии эту книгу признали за образец учености. Тут-то отец мой и почерпнул свои познания».

Службе в математико-навигацкой школе Магницкий отдал большую половину своей жизни. В значительной мере, благодаря его руководству этой школой, математические знания стали распространяться в нашей стране и приобретать соответствующее значение.

Магницкий руководил математико-навигацкой школой до последних дней своей жизни. Он умер 19 (30) октября 1739 года и погребен в Москве. На надгробном камне Магницкого была сделана его сыном надпись, проливающая известный свет на личность Леонтия Филипповича.

«Жития честного, нрава тишайшего, обхождения честного, праводушия любитель, ко всем приятнейший и всяких обид, страстей и злых дел всеми силами чуждающийся, правды как о духовных, так и гражданских делах опаснейший хранитель, наукам изучился дивным и неудобовероятным способом, его величеству Петру I для остроумия в науках учинился знаем в 1700 году и от его величества, по усмотрению нрава ко всем приятнейшего и к себе влекущего, пожалован, именован прозванием Магницкий и учинен Российскому благородному юношеству учителем математики, в котором звании ревностно, верно, честно, всеприлежно и беспорочно, служил и пожив в мире 70 лет, 4 месяца и 10 дней 1739 года октября 19-го о полуночи в 1 часу, по шестидневной болезни и которою благочестно скончался».

Магницкому принадлежат несколько руководств по математике, из которых важнейшим является «Арифметика, сиречь наука числительная» (1703).

«Арифметика» Л.Ф. Магницкого

Выше указывалось, что Магницкий представил свою «Арифметику» 21 ноября 1701 года для публикации. «Арифметика» Магницкого была написана на славянском языке.

«Арифметика» Магницкого состоит из двух книг: « Арифметики политики, или гражданской» и «Арифметики логистики, не ко гражданству токмо, но и к движению небесных кругов принадлежащей».

Первая книга разделена на пять частей, вторая на три части. В первой части первой книги излагаются правила нумерации, четыре действия над целыми числами и способы их проверки. Далее идут именованные числа, которым предпосылается обширный трактат о древних еврейских, греческих и римских деньгах, мерах и весах Голландии и Пруссии, мерах и деньгах Московского государства, три сравнительные таблицы мер, веса и денег. Этот трактат, отличающийся замечательными подробностями, ясностью и точностью, свидетельствует о глубокой эрудиции и начитанности Магницкого.

Даже и теперь указанный раздел «Арифметики» Магницкого может принести известную пользу при историческом исследовании, так как дает сведения о том, как наши предки измеряли землю, сыпучие вещества, какие у них были деньги и т.д.

Во второй части подробно излагаются дроби, в третьей и четвертой – «задачи на правила», очень остроумно составленные и имевшие для того времени практическое значение («ко гражданству потребные»); в пятой части излагаются основные правила алгебраических действий, прогрессии и корни. Эта часть содержит множество примеров приложения алгебраического материала к военному и морскому делу. Заканчивается пятая часть рассуждением «о ином чине арифметики, яже децималь или десятная именуются».  Здесь Магницкий излагает начальные действия над десятичными дробями, которые в то время были новостью в учебно-математической литературе.

По всей первой книге арифметики Магницкого щедро рассыпаны силлабические стихи, которые следуют за каждым правилом. Перед каждой частью «Арифметики» также помещено стихотворение; например, вторая часть начинается стихами:

О тщателю любезный слыши глас мой полезный.

Второй книге, содержащей арифметику-логистику, Магницкий предпосылает предисловие, в котором объясняет значение арифметики-логистики и доказывает необходимость ее изучения для инженера и навигатора.

Арифметику-логистику Магницкий делит на три части.

В первой части дается дальнейшее изложение алгебры – решение квадратных уравнений; во второй части решаются геометрические задачи на измерение площадей и рассматриваются те теоремы, которые дают возможность вычислять тригонометрические функции различных углов; третья часть содержит сведения, необходимые для навигатора, и представляет собой приложение к мореплаванию прежде изложенных правил арифметики, алгебры, геометрии, тригонометрии.

Излагается материал в «Арифметике» Магницкого в вопросно-ответной форме; например, глава о вычитании целых чисел начинается так: «Что есть субстракция? Субстракция, или вычитание есть, также малое число из большого вычитаем и излишнее объявляем… яко егда случится тебе сицев  перечень 57 вычитати из 89, и оставшееся объявить; и ты поставь меньший перечень под большей сице 89 57, прочертив же под ними черту, якоже есть 57, и начни вычитати от правой руки, умствуй 7 из 9, останется 2 еже постави против 7 под чертою 

потом таки умствуй 5 из 8 останется 3: и ты тое постави против 5 под чертой же

и объяви излишнее большего перечня пред меньшим под чертой».

Главное достоинство «Арифметики» Магницкого – в полноте содержания. Это не просто арифметика, а целый курс математики с приложением ее к мореплаванию. Правда, арифметику Магницкий считал краеугольным камнем математического образования и обработал ее в своей книге исключительно тщательно. Он использовал новинки в области арифметики, ввел новые наименования; «миллион», «биллион» и т.д., сделав тем самым крупный шаг вперед, возвел нуль в ранг числа, причислив его к «перстам» (первым десяти числам) и тем самым на много опередил свое время; поместил множество объяснительных примеров («прикладов»), включая примеры «неких увеселительных действий, через арифметику употребляемых», обнаружил большой педагогический талант при изложении действий над целыми числами и обыкновенными дробями.

В изложении Магницким алгебры и геометрии мы уже не найдем этой полноты и тщательности. Здесь нет ни определений, ни аксиом, ни доказательств; часто даже правила не формулированы – читателю предоставляется делать это самому.

Несмотря на эти недостатки, алгебраические и арифметические сведения в «Арифметике» Магницкого сыграли свою роль как впервые приведенные в некоторую систему общедоступные математические сведения, выходящие за пределы собственно арифметики.

Учебник математики Магницкого был труден для понимания не только учеников, но и учителей того  времени. Более доступной его частью была арифметика; но даже и эта часть нуждалась в значительной переработке, чтобы быть широко использованной в цифирных школах и в домашнем ученье.

Как учебник Магницкого, так и его переделки отличались догматизмом изложения. В эпоху Магницкого важно было научить производить действия, не объясняя причин, почему делается так, а не иначе.

«Арифметика» Магницкого явилась ответом на это требование времени. Она обладала для своей эпохи крупными научными и методическими достоинствами, и ее преимущеста особенно ясно выступают при сравнении с аналогичными западноевропейскими учебниками, ей современными.

В предисловии к «Арифметике» Магницкий писал: «будет сей труд добре пользовать русский весь люд». Это желание вполне сбылось. Его книга помогла ученикам математико-навигацкой школы дать в 1726-1734 годах материал для первой «генеральной карты всея Руси» и первого географического атласа. Его же книга стимулировала М. В. Ломоносова к естественно-научному образованию.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики